ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ДМИТРИЯ РОГОЗИНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
ГЛАВА 5. ВОЕННОЕ ИСКУССТВО. СТРАТЕГИЯ

5.37. КОНЦЕПЦИЯ «БЫСТРОГО ГЛОБАЛЬНОГО УДАРА»

КОНЦЕПЦИЯ «БЫСТРОГО (МОЛНИЕНОСНОГО) ГЛОБАЛЬНОГО УДАРА» (БГУ) – концепция, предполагающая возможность нанесения США удара высокоточными наступательными вооружениями в неядерном оснащении в срок до 60 минут по целям в любой точке земного шара. Предполагается, что такой удар в случае необходимости должен предшествовать действиям сил быстрого развертывания и ударных авианосных групп, обеспечивая американским войскам благоприятные условия для решения последующих оперативных задач. Также БГУ должен дать США возможность реализовывать военные задачи на удаленных территориях, где в этот момент не дислоцированы подразделения вооруженных сил США. Хотя основной целью такого удара американское руководство обозначает группы террористов и экстремистов, а также «государства-изгои», представляющие угрозу для США и их союзников, по сути, реализация концепции БГУ направлена на достижение Вашингтоном глобального военного доминирования неядерными средствами.

Предварительные очертания данная концепция начала приобретать в американском экспертном и политологическом сообществе с середины 1990-х гг. Этому способствовало как завершение «холодной войны» и изменение глобальной расстановки сил, так и возможность создания новых видов неядерных вооружений высокой точности и разрушительной силы. Впервые термин «Быстрый глобальный удар» начал использоваться в документах Министерства обороны США в 1999-2000 гг., а подготовленный в 2001 г. «Обзор состояния ядерного потенциала США» (“Nuclear Posture Review”) ввел понятие БГУ в контекст американских стратегических сил, которые в новом столетии не должны, по замыслу Пентагона, ограничиваться лишь традиционной «ядерной триадой». Дополнительным стимулом для развития концепции стали теракты 11 сентября 2001 г.

В 2003 г. концепция обрела форму полноценной программы, Президент США Дж.Буш-мл. утвердил ее и наделил Стратегическое командование Вооруженных сил США (Стратком) соответствующими полномочиями по ее реализации. В 2005 г. в рамках Стратком было создано Объединенное функциональное командование по космосу и глобальному удару (с июля 2006 г. – Объединенное функциональное командование по глобальному удару, JFCC-GS). В августе 2009 г. начало функционировать Командование по глобальному удару ВВС США, перед которым была поставлена задача по подготовке и обеспечению сил ядерного сдерживания и операций глобального удара. В сферу ответственности Командования вошли три крыла межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования и три крыла стратегических бомбардировщиков.

При реализации программы БГУ США идут как по пути модернизации существующих вооружений, так и создания новых их видов. Для нанесения удара рассматриваются возможности применения баллистических ракет наземного и морского базирования, оснащенных неядерными боезарядами, крылатых ракет, запускаемых с бомбардировщиков и подводных лодок, боеприпасов стратегических бомбардировщиков. Неотъемлемой частью реализации программы БГУ являются средства глобальной разведки и наблюдения, системы командования и управления, а также средства радиоэлектронной борьбы для подавления интегрированных систем обороны потенциального противника.

Работа по созданию сил и средств БГУ интенсифицировалась после прихода в Белый дом администрации Б.Обамы. В 2010 г. важность неядерных средств БГУ в достижении военно-политических целей Вашингтона была отмечена в новой редакции «Обзора состояния ядерного потенциала США». Одновременно в документе было отмечено снижение важности ядерного оружия в стратегии безопасности страны. Министерство обороны США планирует потратить более 1 млрд.долл. в течение 2011-2015 гг. на разработку средств БГУ (по некоторым оценкам, эта цифра может вырасти и до 2 млрд.долл.).

В течение 2000-х гг. Пентагон выступил с целым рядом инициатив по переоснащению баллистических ракет неядерными боезарядами. В частности, в 2003 г. ВМС США запросили у Конгресса средства на разработку и испытания принципиально нового типа неядерной боеголовки баллистической ракеты, которая могла бы успешно заменить развернутые ядерные боеголовки и существенно повысить эффективность размещаемых на подводных лодках ракет «Трайдент II» с точки зрения точности и поражающей силы. Инициатива получила наименование «Повышенная эффективность» (Enhanced Effectiveness) и в случае выполнения могла бы, по разным оценкам, позволить уже к 2011-2012 гг. поставить новые боеголовки на вооружение. Однако Конгресс США не пошел на выделение необходимых средств, и корпорация «Локхид Мартин» – разработчик данной системы – продолжила вести лишь ограниченную проектную работу.

В 2006 г. ВМС США заявили о плане, получившем название «Обычная (неядерная) модификация ракеты «Трайдент»» (Conventional Trident Modification). В соответствии с этим планом, планировалось разместить на каждой из 12 подводных лодок, ведущих патрулирование с БРПЛ «Трайдент» на борту, по две ракеты, на каждой из которых должно было быть развернуто по четыре неядерные боеголовки. На каждой из субмарин должны были остаться 22 ракеты в ядерном оснащении, при этом лодки оставались бы в традиционных районах патрулирования, и лишь четыре из них находились бы в районах, пребывание в которых соответствовало бы задачам БГУ (две лодки в Атлантическом океане и две – в Тихом). Таким образом, в любой момент США располагали бы восемью БРПЛ в неядерном оснащении, способными поразить любую цель практически в любой точке мира. Однако и эта инициатива не получила должного финансирования и фактически осталась «на бумаге».

ВМС США в 2003 г. также выступили с инициативой разработки и постановки на боевое дежурство баллистических ракет промежуточной дальности, размещаемых на подводных лодках и оснащаемых, в зависимости от задач, как ядерными, так и неядерными боеголовками. Предполагалось размещать до 66 таких ракет на каждой из субмарин, способных нести ракеты «Трайдент». В 2005-2007 гг. на разработку данного плана выделялись ограниченные средства, однако в 2008 г. целевое финансирование данной программы было прекращено. Дальнейшее финансирование всех разработок ВМС США в области БГУ начало осуществляться в рамках утвержденного Конгрессом США единого бюджета БГУ.

Выдвигались инициативы и по линии ВВС США. Так, в 2003 г. была инициирована программа «Применение сил и запуск с континентальной территории США» (Force Application and Launch from Continental United States - FALCON), целью которой было обозначено создание ракеты, сходной по своим характеристикам с баллистической, и маневрирующей боеголовки (получившей название «Common Aero Vehicle»), которые отвечали бы задачам БГУ. Предполагалось, что боеголовка будет способна самостоятельно маневрировать в широких пределах с учетом движущихся целей, что позволит ей поражать мобильные цели с точностью до 3 м. Во избежание неверной интерпретации запуска другими государствами командование ВВС предлагало размещать их вне баз пусковых МБР на побережьях США. Разработка программы с 2008 г. финансируется, как и в случае с инициативами ВМС США, в рамках единого бюджета БГУ.

В 2004 г. Пентагон также выступил с идеей использования для целей БГУ модернизированных МБР «Минитмен II» и «Пискипер». В том же году о готовности модифицировать данные ракеты для целей БГУ заявило командование ВВС США. Снятые с боевого дежурства в 2002-2005 гг. ракеты «Пискипер» уже модифицируются, в т.ч. для возможного использования в качестве средства БГУ.

На базе МБР «Пискипер» в модифицированной версии в настоящее время разрабатывается ракета «Минотавр IV», унаследовавшая три ступени от своей предшественницы и получившая новую четвертую ступень. Именно на эту модификацию США делают основную ставку при реализации программы БГУ средствами МБР. Отмечается, что ракета относительно недорого стоит и отличается высокой надежностью, поскольку использует хорошо зарекомендовавшие себя двигатели. К тому же, в отличие от ракет «Трайдент», она способна нести значительно больший полезный вес.

В 2008 г. была запущена инициатива по созданию «Ракеты обычного (неядерного) удара» (Conventional Strike Missile). Данная ракета наземного базирования должна будет способна поражать цели неядерной боеголовкой практически в глобальном масштабе. Она будет избавлена от основного недостатка существующих баллистических ракет, связанного с риском ошибочного восприятия их запуска как ядерной атаки, т.к. будет следовать не по стандартной баллистической, а по настильной траектории. Головная часть после отделения от носителя будет способна маневрировать для точного наведения на цель. По заверениям разработчиков, боеголовка сможет также благодаря своей высокой маневренности «обходить» территории третьих стран во избежание возможных конфликтов с ними.

В настоящее время основой данной системы должны стать упомянутая выше ракета «Минотавр IV» в сочетании со гиперзвуковой отделяемой головной частью. 22 апреля 2010 г. было проведено первое испытание системы, включающей «облегченную версию» «Минотавра IV» (с использованием только трех ступеней ракеты «Пискипер» и без новой четвертой ступени) и гиперзвуковую боеголовку (Hypersonic Technology Vehicle - HTV-2). Тест закончился неудачей (через 9 минут после старта отказала телеметрическая аппаратура), и следующее испытание состоится лишь после обработки данных произошедшей аварии. Представители Пентагона несколько раз обещали, что система будет поставлена на вооружение к 2012 г. (или, по другим заявлениям, к 2015 г.), однако Министерство обороны США официально заявило, что речь пока не идет о конкретных сроках, т.к. система находится в разработке, и до сих пор существует несколько вариантов создания будущей системы. Предполагается, что она обретет завершенную форму не ранее 2013 г.

Кроме того, вооруженными силами США разрабатывается проект «Передового гиперзвукового оружия» (Advanced Hypersonic Weapon) с использованием гиперзвуковой боеголовки и баллистической ракеты ВМС «Посейдон». Проект в определенной степени является конкурирующим по отношению к упомянутой выше «Ракете обычного (неядерного) удара». Первые испытания данной системы запланированы на 2011 г. На начальном этапе находится также разработка системы «АркЛайт» (ArcLight) с использованием «высокотехнологичной ракеты-носителя» и гиперзвуковой боеголовки. По мнению большинства экспертов, данные вооружения могут достичь оперативной готовности не ранее второй половины 2010-х гг., прежде всего, в связи с тем, что до настоящего момента не удалось провести ни одного успешного испытания гиперзвуковой боеголовки.

Другое направление развития средств БГУ – крылатые ракеты. По сути, именно этот вид вооружений в арсенале средств США в настоящее время в наибольшей степени отвечает задачам БГУ, хотя и в ограниченных масштабах. Речь идет, в первую очередь, о подводных лодках типа «Огайо», оснащенных крылатыми ракетами морского базирования с обычными боезарядами. ВМС США модифицировали четыре такие субмарины, изначально оснащавшиеся баллистическими ракетами «Трайдент». В 22 из 24 пусковых установок каждой из этих подводных лодок размещено по семь ракет «Томагавк», т.е. по 154 ракеты на каждой из лодок. Дальность полета такой ракеты – 1500 морских миль. В то же время, хотя эти субмарины и открывают перед США достаточно широкие возможности нанесения ударов по потенциальным целям, все же данное средство ограничено с точки зрения как дальности полета, так и относительно невысокой скорости полета «Томагавка».

С середины 1990-х гг. в США ведутся работы по частичному решению этой проблемы. В планах Вашингтона – разработка ракеты, способной развивать до 3-5 скоростей звука и поражать цели на расстоянии до 600 морских миль в течение 15 минут. Однако, даже создав такую гиперзвуковую ракету, США не смогут уйти от необходимости дислоцировать свои подводные лодки в относительной близости от предполагаемой цели. В противном случае о быстром глобальном ударе говорить будет неуместно.

Ведут США и разработку беспилотного гиперзвукового самолета, оснащенного прямоточным воздушно-реактивным двигателем, теоретически способного, по мнению разработчиков, достичь скорости, в 15 раз превышающей скорость звука, и уничтожать цели, используя кинетическую энергию либо высокоточные боеприпасы. Однако эти исследования находятся на ранней стадии, а единственные проводившиеся испытания прототипа такого беспилотника закончились неудачей. Явно преждевременно говорить и о создании полноценного космического оружия для целей БГУ.

Таким образом, реализуя свою программу БГУ, США стремятся диверсифицировать возможные средства достижения заявленных целей, распределяя средства по целому ряду направлений. При этом в случае с «неядерными» МБР Вашингтон вынужден учитывать упомянутую выше проблему «неверной интерпретации» запуска другими государствами, прежде всего, Россией, и, соответственно, опасность провоцирования глобального ядерного конфликта.

В процессе реализации своих планов в области БГУ американцам приходится принимать во внимание и свои обязательства в связи с новым российско-американским договором об СНВ, в особенности возможность практически неконтролируемой обратной замены неядерных боеголовок ядерными.

Представляется, что создание США большого потенциала средств БГУ, не оснащенных ядерными боеголовками и не подпадающих под действующие в соответствии с действующими международными договорами ограничения, но сравнимых по своей эффективности и мощи с ядерными силами, приведет к подрыву стратегической стабильности. Дополнительным фактором здесь может выступить создание США глобальной системы ПРО. В случае успешной реализации программ БГУ и ПРО, Вашингтон будет теоретически способен нанести массированный неядерный удар по крупной ядерной державе, выведя из строя большую часть ее стратегического потенциала, а затем уничтожив средствами ПРО ракеты, запущенные для нанесения ответного удара. Интересно, что подтвержденное Б.Обамой стремление к «безъядерному миру» вполне коррелируется с концепцией БГУ, т.к. в сочетании с надежной системой ПРО она в отдаленной перспективе в принципе может позволить США обеспечить свои стратегические интересы и без большого ядерного потенциала.

Таким образом, в случае реализации концепции БГУ США смогут создать потенциал для чрезвычайно быстрого и эффективного достижения своих военных целей в конфликтах локального масштаба, а в долгосрочной перспективе эти средства наряду с другими новыми высокоэффективными вооружениями могут позволить США приблизиться к достижению глобального военного доминирования.