ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ДМИТРИЯ РОГОЗИНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
ГЛАВА 11. ВОЕННОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВ И СТРАТЕГИЯ СДЕРЖИВАНИЯ

11.17. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ «СТРАТЕГИИ СДЕРЖИВАНИЯ»

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ «СТРАТЕГИИ СДЕРЖИВАНИЯ» - совокупность взглядов, определяющая направленность военной политики и использование вооруженных сил в войне на основе реализации принципа нанесения агрессору неприемлемого ущерба в войне и поддержания собственных ВС на уровне оборонной достаточности. Распространяются на все традиционные установки военной доктрины. военного строительства и подготовки ВС.

Важнейшие методологические подходы, вытекающие из «Стратегии сдерживания», затрагивают такие идеологические установки, как отношение к войне, отношение к способам ведения вооруженной борьбы, отношение к применению средств военного насилия.

Отношение к войне - важнейший элемент военной политики и военной доктрины. Определяет место войны в достижении военно-политических и стратегических целей государства и обеспечении его безопасности.

До середины ХХ века большинством государств война рассматривалась в качестве одного из главных и решающих средств достижения целей политики, ее основным элементом. Такой подход соответствовал уровню развития производительных сил, соотношению сил в мире, внутренней сущности государств, их политическому курсу.

Наибольшее влияние на изменение подхода к этой проблеме оказал небывалый рост эффективности вооружений, особенно средств поражения, в результате чего проявились качества силового сдерживания и потенциальные возможности всеобщего уничтожения человечества.

Отношение к способам ведения вооруженной борьбы - совокупность принципиальных ограничений, определяющих возможные рамки использования ВС, исходя из основных политических идей, вытекающих из «Стратегии сдерживания».

В ХХ веке наиболее рациональный способ применения ВС заключался в их предельно решительном использовании для достижения победы в кратчайшие сроки. С позиции «Стратегии сдерживания» такой подход становится неприемлемым. Использование вооруженных сил в войне и военных конфликтах должно быть ограничено определенными условиями с тем, чтобы снять угрозу перерастания возникшего военного столкновения в мировую катастрофу. Важнейшими из таких ограничений могут быть:

  • отказ от использования военной силы для разрешения политических или экономических противоречий;
  • всеобщее признание верховенства принципа неделимости безопасности, отказ решать вопросы своей безопасности за счет безопасности партнера;
  • незыблемость принципов международного права.и непререкаемость авторитета ООН и решений ее Совета Безопасности;
  • отражение агрессии ведением преимущественно оборонительных действий с нанесением ответных ударов с воздуха, на суше, с моря;
  • отказ от проведения первыми крупномасштабных наступательных операций с началом войны.
  • отказ от политических и стратегических целей, связанных с полным уничтожением вражеских государств и их ВС;
  • перенос военных действий на территорию агрессора в ограниченном масштабе до определенного рубежа и лишь по стратегическим соображениям;
  • принятие решительных политических и других мер для быстрейшего прекращения войны на компромиссной основе.
  • Отношение к применению средств военного насилия – совокупность факторов, способствующих возникновению, развитию и сдерживанию войн. Реализация этих факторов «Стратегии сдерживания» предполагает:

    1. Транспарентность (несокрытие от мирового сообщества) боеготовых к немедленному применению и боеспособных оборонительных и наступательных сил и средств.

    Сущность этой установки состоит в следующем:

  • если заведомо более сильное и склонное к агрессии государство сознательно вводить в заблуждение о реальной военной мощи миролюбивого государства, это может вызвать у агрессора либо иллюзию легкой победы, либо стремление к наращиванию в мирное время военной мощи с тем, чтобы «перекрыть» неопределенности в оценках оборонительной способности потенциальной жертвы;
  • если между двумя государства.и (коалициями) по разным причинам имеет место политическая настороженность, то сокрытие хотя бы одной из сторон своей военной мощи лишь обострит между ними чувство взаимной угрозы и вызовет неоправданное обоюдное наращивание военной мощи, вплоть до развития состояния «холодной войны.;
  • если под контролем современных технических и агентурных средств разведки утаивать в мирное время «реализованную в металле» задействованную военную мощь, это также не будет способствовать укреплению доверия между сторонами.
  • В то же время в современных условиях возрастает роль удержания секретов по новым, особенно по «прорывным» военным технологиям и технологиям «двойного применения», что связано не только с обеспечением военной безопасности государства, но и с решением проблем активного завоевания внешних рынков конкурентоспособной военной продукцией.

    2. Количественно-качественный уровень военной опасности должен определяться величиной военной мощи государства.агрессора (коалиции агрессивных государств). В то же время он является относительной величиной, зависящей от военной мощи противостоящей стороны (коалиции). Так, например, слабое в военном отношении государство для мощной державы опасно лишь теоретически. Но если оно входит в союз (коалицию) с другими государства.и, то может оказаться опасным, если вовлечет в военный конфликт своих союзников. Следовательно, уровень военной опасности следует рассматривать лишь в системе международных отношений.

    Справочно: иллюзия военно-политической поддержки со стороны НАТО после решений ее саммита 2008 года (3-4 апреля, Бухарест) о готовности альянса принять Грузию в свои ряды во многом подтолкнула режим М.Саакашвили к нападению в августе 2008 г. На Южную Осетию, что привело к необходимости задействования военного потенциала РФ для принуждения агрессора к миру.

    При проведении исследований с использованием количественно-качественных оценок степень военной опасности обычно связывается с вероятностью агрессии, т.е. вероятностью перехода в отношениях между государства.и от мира к войне. При этом ряд факторов, таких как наличие между государства.и политических, экономических, идеологических, религиозных и других противоречий, в том числе, обусловленных территориальными притязаниями; высокий уровень материальной базы для ведения войны (развитые вооруженные силы, обладающие высокими наступательными возможностями, инфраструктура, обеспечивающая их эффективную реализацию); признание возможности со стороны отдельных государств применения военной силы для достижения своих политических целей - в совокупности обусловливают реальную возможность возникновения войны и потенциальную военную опасность для миролюбивого государства.

    В современном мировом сообществе все перечисленные факторы существуют если не в открытых, то в скрытых формах, а, следовательно, актуальна и потенциальная опасность войны.

    3. Военную угрозу следует рассматривать как вектор, имеющий конкретный модуль (степень угрозы) и направленный на выбранную «жертву» агрессии (т.е. как своеобразный индикатор состояния готовности задействованных военных факторов и намерений агрессора).

    Степень военной угрозы определяется не только величиной военных «мускулов» агрессора, но и конечной целью его военных устремлений, т.е. долговременной политической мотивацией к свершению агрессии. Как особое состояние готовности к свершению агрессии военная угроза носит, как правило, односторонний характер. Военные устремления государства.агрессора могут оцениваться по:

  • его заявлениям, определяющим внутреннюю и внешнюю политику, и, в частности, по пропаганде «образа врага» в лице намеченной жертвы;
  • ограничениям в торговле, в экономических и культурных связях с потенциальной «жертвой агрессии.;
  • провокационным акциям (задержка судов, железнодорожного транспорта, запрет на пролет самолетов и т.п.);
  • началу скрытого мобилизационного развертывания вооруженных сил, а также интенсивному росту военного производства;
  • установлению экономической блокады государства, намеченного стать «жертвой» агрессии, и крупным военным учениям вблизи границ этого государства, вооруженным пограничным конфликтам.
  • 4. В угрожаемый период, в ходе войны и военного конфликта сохраняется стремление к достижению компромисса между противоборствующими сторонами. Действительно, конфликтные процессы в любой общественно-социальной сфере, в том числе военной, возникая и развиваясь под воздействием многих объективных факторов, преднамеренных действий и случайных обстоятельств, непременно отличаются такими свойствами, как потенциальная управляемость, обязательная склонность к поиску компромисса и конечность их эскалации.

    Наиболее сложным в содержательном плане является военный (вооруженный) конфликт, являющийся высшей и последней стадией социально-политического противостояния. Он завершает логическую цепочку кризис - кульминация - развязка в динамическом сценарии поведения конфликтующих сторон. Это означает, что на всех этапах и стадиях развития социально-политического противостояния механизмы безопасности и компромиссного разрешения противоречий так и не были востребованы или оказались неэффективными.

    В то же время динамику реализации этих категорий в сценариях военных конфликтов трудно прогнозировать, поскольку крайне сложно учесть возможные схемы мышления субъектов конфликта. Тем не менее, можно вести речь о некоторых общих целях и направлениях решения сложных международных военных проблем, среди которых приоритетное место занимают:

  • поиски условий и способов предотвращения военных конфликтов, их локализации и пресечения на самых ранних стадиях зарождения;
  • адекватная оценка конфликтной ситуации;
  • предотвращение катастрофических последствий военного конфликта, особенно в форме большой войны.
  • В частности, следует использовать следующую структуру оценки конфликтной ситуации на межгосударственном (международном) уровне:

  • источник и уровень соответствующей угрозы, возможные способы ее нейтрализации;
  • расстановка сил в регионе и на международной арене на фоне рассматриваемых противоречий;
  • вероятность возникновения конфликта и действий, нарушающих стабильность в регионе и мире;
  • характер, участники и возможная схема эскалации конфликта;
  • соотношение возможного конфликта с национально-государственными интересами субъектов отношений;
  • возможные исходы и последствия конфликта;
  • влияние конфликта на стабильность международных отношений, международную безопасность;
  • отношение к конфликту мировой общественности;
  • соответствие действий каждой из конфликтующих сторон нормам международного права.
  • Использование перечисленных факторов позволяет в принципе прогнозировать конфликтную ситуацию, ее вероятные направления развития, оценивать и вырабатывать предложения по управлению конфликтом.