ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ДМИТРИЯ РОГОЗИНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ II ВАЖНЕЙШИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ В ОБЛАСТИ РАЗОРУЖЕНИЯ И НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ

18. ДОГОВОР МЕЖДУ СССР И США О СОКРАЩЕНИИ И ОГРАНИЧЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАСТУПАТЕЛЬНЫХ ВООРУЖЕНИЙ (ДОГОВОР СНВ-1)

ДОГОВОР МЕЖДУ СССР И США О СОКРАЩЕНИИ И ОГРАНИЧЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАСТУПАТЕЛЬНЫХ ВООРУЖЕНИЙ (ДОГОВОР СНВ-1) – подписан президентами СССР и США в Москве 31 июля 1991 г.

Договором СНВ-1 предусмотрено в течение семи лет сократить общее количество носителей стратегической триады каждой стороны до 1600 ед., а количество боезарядов на них до 6000 ед. Количество развернутых тяжелых МБР не должно превышать 154 ед.

Одновременно Договор устанавливал подуровни по числу боезарядов на различных стратегических носителях, правила зачета боезарядов на носителях, инспекционные процедуры и меры контроля. К концу семилетнего срока количество боезарядов на МБР и БРПЛ не должно было превышать 4900 ед., на мобильных ПУ МБР – 1100 ед., на тяжелых МБР – 1540 ед.

Договор определял проведение сокращений в три этапа.

Этап первый – к концу трехлетнего периода количество носителей в стратегической «триаде» каждой стороны не должно превышать 2100 ед., количество боезарядов на них – 9150 ед., количество боезарядов на МБР и БРПЛ – 8050 ед.

Этап второй – к концу пятилетнего периода количество носителей на каждой «триаде» – не более 1900 ед., количество боезарядов на них – 7950 ед., а на МБР и БРПЛ – в сумме не более 6750 ед.

Этап третий – конец семилетнего периода и достижение вышеуказанных количественных значений. Каждая из сторон обязалась ограничить суммарный забрасываемый вес МБР и БРПЛ к концу семилетнего срока до значения 3600 тонн. Каждая из сторон получила право уменьшать количество боезарядов МБР и БРПЛ существующих трех типов с суммарным количеством не более 1250 единиц.

Договором устанавливались правила определения количества ядерных боезарядов на тяжелых бомбардировщиках (ТБ) сторон: для 180 ТБ СССР – по 8 боезарядов, для 150 ТБ США – по 10 боезарядов, а для остальных ТБ сторон сверх указанных количеств – реальное оснащение каждого ТБ, для которого он предназначен. Устанавливались также количественные ограничения для неразвернутых СНВ.

Кроме того, Договором запрещались:

– новые типы тяжелых МБР и их ПУ;

– переоборудование ПУ МБР, не являющихся тяжелыми, в ПУ для тяжелых МБР;

– любые другие типы ПУ МБР, кроме шахтных и мобильных (грунтовых или железнодорожных);

– ПУ БР и КР (стационарных и подвижных) для размещения на дне океанов, морей, внутренних водоемов; средства скоростного перезаряжания ПУ МБР;

– БР класса «воздух-земля» (БРВЗ);

– крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности, оснащенные РГЧ;

– ТБ, не являющиеся самолетами;

– летные испытания ядерных КРВБ с летательных аппаратов, не являющихся ТБ;

– установка БР на плавучих средствах, не являющихся ПЛ;

– переоборудование ТБ, оснащенных для ядерного вооружения, не являющегося ядерными КРВБ, в ТБ, оснащенные для ядерных КР воздушного базирования большой дальности;

– переоборудование ТБ, оснащенных для неядерных вооружений, в ТБ-носители ядерных вооружений, в том числе и КР воздушного базирования большой дальности;

– проведение летных испытаний и развертывание тяжелых БРПЛ, а также испытания и развертывание их ПУ;

– производство, испытания и развертывание средств, включая ракеты, для вывода ядерного оружия или других видов ОМП на околоземную или частично околоземную орбиту.

Вне рамок Договора по СНВ-1 Стороны сделали обязывающие заявления, декларирующие максимальное количество КР морского базирования, которое они планируют развернуть (их число не должно было превышать 880 ед.).

При реализации положений Договора о СНВ-1 уничтожены 42% ядерных боезарядов сторон, ликвидированы 36% стратегических носителей СССР (900 ед. из 2500 МБР, БРПЛ и ТБ, имевшихся на дату подписания Договора) и 20% стратегических носителей США (622 носителя из имевшихся 2246 ед.).

Неотъемлемой частью Договора являются его Приложения, Протоколы и Меморандум о договоренности. Договор подлежал ратификации и вступал в силу в день обмена ратификационными грамотами.

В связи с упразднением СССР 30 декабря 1991 г. заключено Минское соглашение между государствами-участниками СНГ по стратегическим силам и 23 мая 1991 г. в Лиссабоне подписаны Протоколы к Договору по СНВ Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном в качестве государств-правопреемников бывшего СССР по этому Договору.

Украина, Белоруссия и Казахстан обязались в кратчайший срок присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июня 1968 г. в качестве безъядерных государств, т.е. ликвидировать ядерные вооружения на своих территориях.

5 декабря 2001 г. Россия и США объявили о выполнении всех условий Договора СНВ-1. Срок его действия истек 4 декабря 2009 года.

Договор о СНВ 1991 года сыграл свою историческую роль в обеспечении международного мира, стратегической стабильности и безопасности. Он послужил фундаментом для формирования той качественно новой атмосферы доверия, открытости и предсказуемости в процессе сокращения стратегических наступательных вооружений, которая теперь отражена в Договоре СНВ-3. Глубокие сокращения СНВ, предпринятые двумя странами со времени окончания «холодной войны», сделали мир более стабильным и безопасным, сняли ощущение постоянной угрозы, довлевшее над народами России и США, да и других стран; позволили перейти от эпохи «сосуществования» к этапу партнерства и взаимовыгодного сотрудничества, создав тем самым в мире принципиально иной военно-политический климат.

Наряду с Россией и США участниками СНВ-1 являлись Белоруссия, Казахстан и Украина. Историческая роль указанного договора была бы неполной без значительных усилий по его реализации, предпринятых Минском, Астаной и Киевом, а также без выполнения ими в полном объеме обязательств, взятых в соответствии с Лиссабонским протоколом 1992 года. Ответственный выбор Белоруссии, Казахстана и Украины в пользу согласованного вывода ядерного оружия с их территории и присоединения к ДНЯО в качестве государств, не обладающих ядерным оружием, укрепил их безопасность и благотворно сказался на стратегической стабильности в целом. 4 декабря 2009 года в совместном заявлении президенты России и США подтвердили зафиксированные в Будапештских меморандумах от 5 декабря 1994 года гарантии безопасности Белоруссии, Казахстану и Украине.