ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ДМИТРИЯ РОГОЗИНА
ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ II ВАЖНЕЙШИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ В ОБЛАСТИ РАЗОРУЖЕНИЯ И НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ

35. ПОСЛЕДСТВИЯ ОДНОСТОРОННЕГО ВЫХОДА США ИЗ ДОГОВОРА ПО ПРО 1972 Г. ГЛОБАЛЬНАЯ ПРО США И ПОЭТАПНЫЙ АДАПТИВНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПРО В ЕВРОПЕ

ПОСЛЕДСТВИЯ ОДНОСТОРОННЕГО ВЫХОДА США ИЗ ДОГОВОРА ПО ПРО 1972 Г. ГЛОБАЛЬНАЯ ПРО США И ПОЭТАПНЫЙ АДАПТИВНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПРО В ЕВРОПЕ

После выхода из Договора по ПРО в 2002 г. США  стали активно  вести линию на реализацию своих противоракетных планов. Вкупе с  развертыванием двух позиционных районов на Аляске и в Калифорнии США приступили к созданию третьего позиционного района (ПРО - ТПР) в Центральной  Европе.

В рамках ПРО ТПР предполагалось создание в 2014-2016 гг. группировки ракет-перехватчиков в Польше на авиабазе в Редзикове, которая  должна была насчитывать до 10 ШПУ, и строительство РЛС ПРО (на базе передислокации радара Х-диапазона  ОВХ, размещенного на Маршалловых островах) в Чехии на полигоне Брды. ПРО ТПР стал бы составляющим элементом американского  глобального противоракетного щита, который к 2013 г. должен был включать 54 наземных ракеты-перехватчика. Большая часть из них разместилась бы в Форте Грили на Аляске и на авиабазе Ванденберг в Калифорнии.

Морская компонента ПРО к концу 2008 г. включала в себя 15 эсминцев и 3 крейсера с системами управления ракетным огнем «Иджис»   и ракетами-перехватчиками SМ-3 (16 кораблей приписываются к Тихоокеанскому флоту, 2 – к Атлантическому). 6 таких кораблей с радарами с дальностью до 800 км должны были базироваться в Средиземном море; возможно также дислоцирование ряда судов в Черном и Балтийском морях для обеспечения защиты баз ПРО ТПР и принимающих их государств от гипотетических ударов с воздуха. В перспективе число кораблей «Иджис», которые будут решать не только задачи ПРО, но выполнять и другие функции, предполагается довести до 65.

В сентябре 2008 г. США приступили к развертыванию  в Израиле (пустыня Негев, база Неватим) мобильной РЛС ПРО с радиусом действия до 2 тыс. км.

Разрабатываемые Пентагоном новые  двухступенчатые высокоскоростные перехватчики с различными вариантами базирования предназначены для уничтожения боевых блоков ракет противника за счет воздействия кинетической энергии. Не исключено их оснащение разделяющимися головными частями производства компании «Локхид-Мартин» (до 10 боевых блоков), что  позволит более эффективно справляться со средствами преодоления ПРО. Такие ракеты планировалось ввести в строй в 2015-2016 гг.

Запросом Минобороны США на 2008 г. на цели ПРО ТПР ПРО предусматривались ассигнования в размере 310 млн. долл. – на проектирование объекта, размещение заказов на разработку, производство оборудования и т.д. Вместе с тем, утверждая военный бюджет на 2008 финансовый год, Конгресс сократил запрос на ПРО ТПР до 225 млн. долл. (изъяты расходы на строительные работы в Польше и Чехии). Законодатели подчеркивали, что ассигнования на ТПР ПРО могут быть выделены в полном объеме только после вступления в силу межправсоглашений с Польшей и Чехией, представления доклада министра обороны о технологической готовности противоракет к оперативному развертыванию и проведения независимой оценки вариантов защиты территории США, американских контингентов за рубежом и европейских союзников от гипотетических ракетных угроз.

Конгресс считал целесообразным просчитать последствия развертывания ПРО ТПР ПРО для США и НАТО, а также вопрос о модальностях взаимодополнения имеющихся у членов альянса комплексов ПРО. Необходимо было также проработать финансовые аспекты развертывания ПРО ТПР, оценив перспективы долевого участия союзников в данном проекте. Еще одна задача – изучить возможности противоракетного сотрудничества с Россией. Аналогичные увязки были сделаны Конгрессом при утверждении  бюджета на цели ПРО ТПР в 2009 г. Запрос в размере 712 млн. долл. урезан до 467,1 млн. долл.

12 июля 2007 г. принята поправка к оборонному бюджету США на 2008 финансовый год, в которой развертывание ПРО для защиты от иранской ракетной угрозы возводится в ранг «государственной политики США». При этом оговорено, что ПРО США должна «дополнять возможные противоракетные приготовления НАТО в Европе».

Развёртывание ПРО потребовало бы не менее 4 лет после принятия окончательного решения и выделения необходимых средств (более 4 млрд. долл). Ввод базы в строй ожидался в 2014-2016 гг. На объекте в Польше планировалось дислоцировать около 200 военнослужащих и специалистов, в Чехии – 120 (в период ротации – до 250). Подобная  группировка, по заверениям американцев, нацеливалась на противодействие ракетной угрозе с ближневосточного направления для европейского континента (по утверждению американской стороны, Иран еще до 2015-2017 гг. может создать МБР, способную угрожать Европе).

Вместе с тем, ПРО ТПР ПРО не смог бы прикрывать всю территорию Европы – незащищенной оставалась бы южная часть континента (Греция, Турция, Болгария, часть Румынии). Задачу прикрытия этого района от угрозы ракет меньшей дальности американцы планировали решать за счет развертывания систем ПРО ТВД типа «Patriot» или THAAD и «Aegis».

Официальные переговоры с Польшей  и Чехией относительно возможности развертывания на территории этих стран противоракетной  базы США велись с весны 2007 г. С лета 2007 г. на территории будущих баз американские военные специалисты проводили работы по рекогносцировке местности (т.н. «нулевой» этап).

Проекты соглашений с обеими странами определяли правовые положения пребывания американского контингента (по подобию  Соглашения 1951 г. о статусе сил НАТО) и юридический статус самой базы ПРО (он не должен был быть экстерриториальным; доступ третьей стороны – с санкции Польши и Чехии). Оперативное управление и внутренняя безопасность объектов ПРО осуществляется американской стороной (система «двойного ключа» не предусматривалась), внешнее охранение базы – поляками и чехами. На базе два командующих –  местный и американский.

Американо-чешский базовый договор был подписан 8 июля 2008 г. в Праге Госсекретарем США К.Райс и мининдел Чехии К.Шварценбергом.

Американо-польские переговоры продвигались сложнее. В мае 2008 г. были созданы четыре совместные экспертные группы (по совместной оценке угроз Польше, определению потребностей ее ВС, согласованию финансовых модальностей и по правовым аспектам передачи технологий).

В обмен на свое согласие на размещение базы ракет-перехватчиков в Варшаве стремились получить дополнительные «бонусы» от американской стороны. В частности, поляки ставили перед США вопрос о подписании договора о модернизации и военной помощи ВС Польши, а также размещении на постоянной основе как минимум одной батареи ЗРК «Patriot» РАС-3 для прикрытия будущей базы перехватчиков и стратегических объектов, включая их регулярное техническое обслуживание и обучение польских специалистов.

20 августа 2008 г. в Варшаве К.Райс и мининдел Польши Р.Сикорский подписали соглашение по ПРО, в рамках которого США предоставили полякам гарантии безопасности на случай ракетного нападения. США также обязались предоставлять Польше информацию о функционировании базы ПРО, в том числе данные с РЛС в Чехии, а также о ситуации в сфере ПРО и угрозах для американских объектов, дислоцированных на территории Польши. Оговаривались ограничения на  размещение перехватчиков в Польше (изменения в конфигурацию базы могут вноситься только с согласия польской стороны).

Была принята также двусторонняя Декларация о стратегическом сотрудничестве, которая  предусматривает  развитие взаимодействия в военно-политической сфере. В частности, речь идет о размещении в Польше – к  западу от Варшавы – одной батареи ЗРК «Patriot» с 96 ракетами (развертывание батареи планировалось начать в 2009 г., а в 2012 г. создать гарнизон для ее поддержки). Комплекс должен был  обслуживаться американским персоналом в количестве 110 чел. Кроме того, Декларация предусматривала создание Консультативной группы по стратегическому сотрудничеству и продолжение обсуждения вопроса о модернизации польских ВС. Стороны также договорились наращивать технологическое  сотрудничество в  оборонной сфере. Было условлено заключить рамочное соглашение о сотрудничестве в сфере ПРО.

Вместе с тем, полякам не удалось получить от США гарантии безопасности сверх статьи 5 Вашингтонского договора (по примеру аналогичных соглашений американцев с Италией и Турцией).

19 сентября 2008 г. в Лондоне было подписано американо-чешское соглашение, определявшее  статус американских военнослужащих, по сути, приравненный к дипломатическому. Одновременно была принята декларация о стратегическом партнерстве, предусматривающая развитие сотрудничества по трем направлениям: военно-политическое и военно-техническое, развитие НИОКР и военно-промышленного комплекса, обмен развединформацией.

Готовилось и соглашение о сотрудничестве США с Чехией в области ПРО, которое определяло бы возможные направления участия чешских компаний в реализации совместных проектов по развитию системы ПРО США.

Подписанные документы подлежали ратификации в парламентах Польши и Чехии. В США ратификация не требовалась – соглашения вступали в силу по решению президента.

По данным социологических опросов, против реализации планов по развертыванию ПРО ТПР ПРО выступали более 50% поляков и 60% чехов. Представители «левых» партий в обеих странах (социал-демократы и коммунисты) настаивали на проведении всенародных референдумов по вопросу о размещении американских баз ПРО ТПР ПРО.

ТПР ПРО США в Европе мог бы обладать поражающими  способностями, затрагивающими российские СЯС. США не ставили пределов эволюции боевого оснащения системы – не исключалось наращивание её потенциала, что в сочетании с СНВ обеспечивало бы США возможность нанесения «обезоруживающего первого удара». Кроме того, ШПУ для ПРО ТПР планировалось построить по аналогии с шахтами МБР в самих США (таким образом, база ПРО могла бы стать ракетной базой «двойного назначения»). В США также имеются планы по выводу ударных систем ПРО в космос.

В итоговой декларации саммита НАТО в  Бухаресте (принята 3 апреля 2008 г.) подчеркивалось, что размещение элементов  ПРО США в Европе внесет «значительный вклад» в защиту союзников от ракетных угроз. Совету НАТО дано поручение разработать варианты совмещения наработок НАТО в противоракетной области с ПРО ТПР ПРО США и создания «архитектуры ПРО» для обеспечения прикрытия всей территории альянса от ракетной атаки.

РЛС ПРО в Чехии могла стать элементом информационной инфраструктуры, дополняющий глобальную систему управления ПРО США с сетью РЛС на Аляске, в  Калифорнии, Гренландии, Великобритании и Японии (также возможно размещение одной из РЛС в Закавказье или Турции). На нее  могли бы «навешиваться» варианты средств перехвата в разных районах и видах базирования. Эта РЛС позволила бы осуществлять сопровождение МБР, запущенных в направлении США с европейской части России, уже на начальном этапе полета. Дальность обнаружения цели – до 4,8 тыс.км.

В Послании Федеральному Собранию 5 ноября 2008 г. Д.А.Медведев озвучил ряд ответных мер, которые при необходимости могли бы быть предприняты для нейтрализации ПРО ТПР ПРО. В их числе – отказ от снятия с боевого дежурства трех ракетных полков и расформирования дивизии РВСН в Козельске, развертывание оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области, радиоэлектронное подавление объектов ПРО с территории Калининградской области, использование ресурсов ВМФ России.

Программа создания ТПР ПРО США в Европе была отменена Президентом США Б.Обамой в сентябре 2009 года.

Глобальная  ПРО США

1 февраля 2010 г. администрация США представила в Конгресс обзорный доклад о политике в области ПРО (Ballistic Missile Defense Review Report). Документ дополняет и конкретизирует объявленный еще в сентябре 2009 г. новый «поэтапный адаптивный» проект противоракетного присутствия США в Европе, распространяя его концептуальные положения и на другие регионы. За основу, среди прочего, приняты новые разведоценки иранской ракетной угрозы, согласно которым в ближайшие годы у Тегерана не будет баллистических ракет большой дальности.

Обновленный подход переносит  акцент в создании глобальной ПРО США на размещение в Европе и Азии усовершенствованных мобильных систем для перехвата ракет малой и средней дальности, расширение возможностей информационного  сегмента, а также привлечение к созданию и, частично, к использованию такой системы союзников США по НАТО и в АТР.

Глобальная ПРО США подается в качестве одного из основных компонентов реализации американской политики сдерживания. Кроме того, акцентируется «исключительная важность» ПРО США в контексте международных усилий по поддержанию и укреплению безопасности в различных регионах мира. При этом заявляется, что развертывание систем ПРО обеспечит США и их союзникам  возможность более эффективно проводить политику «позитивного принуждения» путем «маневра силами» за рубежом.

Такой подход полностью созвучен с выдвинутой еще командой Дж.Буша в 2001 году концепцией «новой  стратегической триады» (СНВ, в том числе в неядерном оснащении; средства активной и пассивной обороны, включая ПРО; динамично  адаптируемые к любым угрозам инфраструктура и военно-промышленный комплекс). Именно такая «триада» призвана и далее обеспечивать «подавляющее  глобальное военное  доминирование» США над «любым возможным противником», включая Россию и Китай.

При этом четко обозначена «красная линия» – США не пойдут на согласование каких-либо «договорных ограничений» (negotiated restraints) на развитие своих систем ПРО.

В новых доктринальных установках США отсутствуют четкие критерии и методики оценки эволюции существующих ракетных вызовов и угроз. Отмечается, что ситуация в каждом конкретном регионе требует адресного решения, в том числе с использованием политико-дипломатических мер воздействия. Американцы также признают, по крайней мере, на словах, что развитие систем ПРО должно соотноситься с уровнем угрозы. В американской трактовке ее источниками являются, прежде всего, Иран и КНДР. Сохраняется и опасность «несанкционированного ракетного пуска» со стороны Китая или России.

Декларируется, что ПРО США должна обеспечивать защиту конкретных экономических и промышленных объектов, крупных населенных пунктов, а также развернутых воинских контингентов. При этом в рамках НАТО США призывают к «развертыванию систем ПРО, предназначенных для защиты населения и территории всех стран альянса». США ориентируют своих союзников на все больший материальный и технический вклад в создание такой системы. В то же время не проясняется порядок сопряжения противоракетных усилий НАТО с глобальной ПРО США.

Таким образом, США продолжают курс на развитие ПРО, сместив приоритеты в сторону противодействия региональным ракетным вызовам. Данные доктринальные установки реализуются посредством следующих военно-технических средств и архитектурных конфигураций.

Наращивание ударного потенциала стратегической ПРО временно «замораживается», хотя НИОКР по новой двухступенчатой ракете-перехватчику (РП) наземного базирования GBI (Ground-Based Interceptor) будут продолжены на случай «непредвиденных обстоятельств». Планируется дальнейшее совершенствование РП SM-3 (создание модификаций Block 1B, 2A и 2B) вплоть до придания им возможностей перехвата МБР. Потенциал стратегического перехвата намечено также усилить за счет развертывания дополнительных сенсоров ПРО различных видов базирования.

Что касается непосредственно территории США, то на ней в настоящее время на боевом дежурстве состоят 30 РП GBI первого поколения: 26 на базе «Форт Грили» (шт. Аляска) и четыре на базе «Ванденберг» в Калифорнии. К 2012 г. планируется оборудовать дополнительно 14 «резервных» шахтных пусковых установок, в которые предполагается загружать РП GBI по мере роста ракетной угрозы для США. У берегов Аляски также размещен «стрельбовой» радар SBХ морского базирования.

В акватории Тихого океана на данный момент развернуты 16 кораблей, оснащенных автоматизированной системой боевого управления «Aegis», РП SM-3 и многофункциональной РЛС SPY-1. В АТР также действует радар AN/TPY-2, размещенный в Японии. Кроме того, на территории Австралии развернута РЛС, которая участвует в ретрансляции данных с информационных средств ПРО США воздушного и космического базирования.

Официально объявлено, что у США «больше нет планов» по развертыванию на территории Польши и Чехии стратегических РП GBI и «стрельбовой» стационарной РЛС ПРО. Вместе с тем, планам Пентагона по использованию европейского театра в целях ПРО придана более гибкая и технически совершенная форма с бóльшими возможностями «маневра» как по срокам развертывания, так и по территориально-технологической конфигурации.

Поэтапный адаптивный подход США к созданию территориальной  системы ПРО в Европе

Развитие архитектуры ПРО США в Европе предусматривается осуществить в четыре этапа.

1 этап. В 2011 году Вашингтон намерен обеспечить противоракетную оборону Италии, балканских государств и Турции. Для этого предусматривается использовать корабли, оснащенные многофункциональной системой управления оружием «Aegis» с противоракетами SM-3 мод. 1А, в Адриатическом, Эгейском и восточной части Средиземного моря (восточнее о.Крит). Кроме того, в случае необходимости (например, «при обострении кризисной ситуации в регионе») такие корабли могут направляться в Черное море. Однако, по уверениям высокопоставленных представителей США, это будет делаться «на временной основе» и с соблюдением положений Конвенции Монтре. Намечено также развернуть одну радиолокационную станцию AN/TPY-2. США проводят консультации с Болгарией и Турцией о размещении на территории одной из этих стран в 2011 г. первой такой РЛС. Ещё один радар AN/TPY-2 запланирован к развертыванию в районе Персидского залива.

2 этап. К 2015 году предполагается расширить зону обороны Южной Европы. С этой целью в Румынии на боевое дежурство предусматривается поставить первую наземную базу ПРО с противоракетами SM-3 мод. 1В. 

3 этап. К 2018 году ставится задача обеспечить ПРО всех европейских членов НАТО от ракет малой, средней и промежуточной дальности. Для ее решения планируется ввести в строй еще одну наземную базу ПРО в Польше и оснастить ее противоракетами SM-3 мод. 2А. В Средиземном море (восточнее о.Крит и вблизи о.Корсика), а также в Атлантическом океане западнее Шотландии будут размещены корабли с перехватчиками SM-3 мод.2А.

4 этап. К 2020 г. потенциал системы ПРО намечено довести до способности отражать атаки межконтинентальных баллистических ракет с Ближнего Востока. В этих целях предполагается оснащение наземных баз в Румынии и Польше перехватчиками SM-3 мод. 2В.

Уже в ближайшее время в боевом составе противоракетных средств США предполагается иметь до 120 РП SM-3, из них в Европейской зоне – до 25; в 2015 г. – соответственно 430 и 105; в 2018 г. – 560 и 185. Декларируется цель обеспечить к 2020 г. стопроцентную защиту европейских союзников от «иранской ракетной угрозы». Все ударные системы будут завязаны на разветвленную сеть удаленных датчиков ПРО. Новый элемент – применение инфракрасных сенсоров на беспилотных летательных аппаратах типа Reaper и Global Hawk для отслеживания пусков и траекторий ракет.

Агентством противоракетной обороны США объявлено о ряде дополнений, призванных повысить боевой потенциал системы ПРО США в Европе. В частности, в ходе второго этапа, наряду с развертыванием многофункциональной системы управления оружием «Aegis» с противоракетами SM-3 модификации 1В морского и наземного (Румыния) базирования, планируется развертывание противоракетного комплекса THAAD (Terminal High Altitude Area Defense). В ходе третьего этапа предполагается значительное усиление информационно-разведывательных средств, в том числе за счет размещения их на БЛА и спутниках системы «СТСС» (космическая система сопровождения баллистических ракет и их компонентов).

Запрос военных на финансирование программ ПРО на 2011 год составил в совокупности около 10 млрд. долл. Из этой суммы порядка 8 млрд. пойдет Aгентству по ПРО (прирост 500 млн.), а остальные средства – сухопутным войскам (на ЗРК «Pariot») и ВВС (НИОКР по космическим сенсорам).

4 февраля 2010 г. руководство Румынии подтвердило готовность принять на своей территории американские РП SM-3 наземного базирования. 3 мая в Бухаресте объявлено о достижении договоренности между США и Румынией о том, что местом размещения базы американских ракет-перехватчиков станет бывшая база ВВС Румынии Девеселу. Тем самым сделан еще один шаг к реализации объявленного Соединенными Штатами Америки 17 сентября 2009 года так называемого «поэтапного адаптивного подхода» к построению в Европе сегмента глобальной ПРО США.

3 июля 2010 г. в Кракове подписан протокол к соглашению о сотрудничестве США с Польшей в области ПРО, в соответствии с которым с 2015 года на территории Польши будет создаваться позиционный район американских РП SM-3.

В конце июля 2010 г. США объявили о строительстве в Чехии центра раннего предупреждения ПРО. Заявлено, что  центр, запланированный к вводу в строй в середине 2011 г., поначалу будет развиваться как двусторонний проект, но в перспективе станет составной частью ПРО НАТО. На его создание американцы намерены выделить в 2011-2012 гг. около 4 млн.долл.

Помимо развертывания собственных систем ПРО, США оказывают содействие в их разработке своим союзникам, а также активно поставляют комплексы ПВО/ПРО зарубежным партнерам. Совершенствование комплексов ПРО с противоракетами SM-3 осуществляется совместно  с японцами (через  взаимодействие концернов Lockheed Martin и Mitsubishi).

Планируемая система ПРО может создавать в будущем риски для российских стратегических сил ядерного сдерживания. Практические шаги по созданию европейского сегмента глобальной ПРО США предпринимаются вне зависимости  от российско-американского диалога по противоракетной проблематике, начатого по решению Президентов Д.А.Медведева и Б.Обамы, равно как и от работы над проектом возможной ЕвроПРО, осуществляемой в соответствии с договоренностями Лиссабонского саммита Совета Россия-НАТО (СРН).

В этой ситуации еще более актуальным становится получение от США юридических гарантий ненаправленности развертываемой ими в Европе противоракетной  системы против стратегических ядерных сил России. В рамках работы СРН необходимо приступить к согласованию в первоочередном порядке концепции и архитектуры европейской ПРО, в том числе с точки зрения ее воздействия на региональную и глобальную безопасность (см. также Приложение I – раздел НАТО)